crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossover » Нагорье Арати » Saints & Sinners


Saints & Sinners

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


SAINTS & SINNERS
#Flogging Molly - Saints & Sinners
«Every saint now has a past
So may the sinners' future last
Every ghost still has a haunt
Where he or she feels they belong»


http://sd.uploads.ru/t/6WVSi.gif   http://sd.uploads.ru/t/u0mcG.gif
Mad Sweeney & Mike Wheeler

Лаборатория Хоукинса - место, полное страшных загадок.
Майк с некоторых пор считает себя куда смелее, чем прочие подростки.
А бесстрашие и любопытство незнакомых мальчишек уже может стать большой проблемой для Суини, едва оказавшегося на свободе.

+1

2

Люди  обвели его вокруг пальца. Суини не знает точно, сколько времени он уже находится в этом экспериментальном центре, поскольку безвылазно сидел в камере. После нескольких попыток экспериментов на нём, Суини показал себя как достаточно агрессивный объект, причём не только в плане характера. Тело его отторгло чернила, которыми ему хотели наколоть порядковый номер.
– 013? Это не моё число, приятель, – ухмыльнулся лепрекон перед тем, как резко рвануться вперёд и без особых усилий сломать работнику лаборатории руку в трёх местах. Он преодолел рубеж в виде стальной двери, но его остановили пули – слишком много свинца прошило его тело. Полубога это не убьёт, но выведет из строя на какое-то время.
Несколько раз он видел детей за стёклами экспериментальных комнат. Те провожали его затравленным взглядом, и Суини каждый раз скрежетал зубами: ему-то, лепрекону, было не впервой красть детей у людского рода, но он никак не мог понять, откуда у людей столько жестокости к самим же себе.
Пару раз он был достаточно близко к свободе, но постоянно его что-то из человеческих выкрутасов останавливало. Будь с ним меч Нуаду, он бы даже не загремел сюда, но лежал где-то на полках, пылился, и Суини вновь корил себя: такую реликвию заложить в ломбард было крайне хреновой идеей. Он был уверен в своей могущественности. Люди, кстати, тоже, они довольно быстро смекнули, что с этой тварью лучше не шутить, почти никто из других подопытных не мог оказать на него серьёзного влияния. И это их сильно настораживало.
– Кто тебя прислал? – вежливый седой человек в аккуратно отглаженном костюме сидел напротив него, сцепив руки в замок.
– Меня? Меня, сэр, три тысячи лет назад прислал мой отец, бог морей, король Долины Вечной Юности, Мананнан Мак Лир. Можете в любой книжке по мифологии Ирландии почитать, – серьёзно отвечает Суини, а потом внезапно заливается оглушительным смехом. Это ни за что в жизни не примут за правду.

Он сидит в тщательно изолированной камере уже боги знают сколько времени. И это плавное течение бессмысленности прерывается настолько неожиданно, что Суини поначалу даже не верит своим чувствам: неужели, что-то происходит?
Подобное он ощущал только при одном обстоятельстве. Тогда, когда ему нужно было отступить в сторону и позволить стенам этой, земной реальности, раскрошиться, открывая лаз в реальность другую, недоступную человеческому восприятию. Именно сейчас защитные рубежи крушились, выпуская то ужасное и неподконтрольное, с чем Суини был в кровном родстве, и сейчас он кристально понимал: это его шанс.
Где-то сверху завизжали сирены. Похоже, открытие портала в другое измерение навело немало шороху. То, что могло проникнуть в этот мир, было просто водородной бомбой по сравнению с обритыми наголо детьми со сверхспособностями. Этим строгим дядькам в белых халатах не совладать с этим. И Суини почувствовал прилив задора и сил от этого понимания. Может, виноват был портал, всё-таки, непосредственная близость к давно разрушенному дому дала лепрекону ещё больше мощи. И пока снаружи все бешено носились, точно муравьи, Суини принялся методично биться плечом в стальную дверь.
Снаружи его ждал удар электрическим током. Это он тоже снёс довольно стойко, хотя, признаться, ожидал отключки на какое-то время. Кругом и впрямь царил первозданный хаос и Суини не собирался с этим ничего делать: человечество заслужило такой кары за свою надменность и самонадеянность. Он просто бежал вперёд, убивая если надо, стиснув зубы принимая на себя выстрелы из автоматов – вся одежда пациента была залита теперь тёмной кровью туата. Но побег дался ему относительно легко, где-то Суини натыкался на уже обезображенные до него тела вояк и врачей, и лепрекон принимался методично обыскивать трупы. Сейчас он почти ничего не боялся, отчего-то ему казалось, что теперь его ни за что на свете не остановят. Но, тем не менее, одежду требовалось сменить, чтобы не привлекать к себе слишком много обывательского внимания.
В одном из кабинетов на него нашлось только пальто, оно, натужно потрескивая в плечах, едва село на Суини, но и этого ему, кажется, было достаточно. Решил, что как только доберётся до ближайшего города, прикинется, будто его, застав за изменой, из дома выгнала подружка, не дав времени даже напялить трусы, и, может, добрые самаритяне из глубинки над ним сжалятся да предоставят что-то из одежды. Сколько Суини ни шарил по карманам, а наскреблось всего несколько монет: едва ли на газировки из автомата хватит.
Когда он оказался на свободе – бегом вышибая на ходу двери – его врасплох застала ночь. Все планы о немедленном побеге из этого штата в комфорте были пущены по ветру, наверняка магазины позакрывались и до рассвета ему так и придётся топтать землю голыми пятками. Но, если честно, идти куда-то не особо хотелось, как только Суини оказался достаточно далеко от лаборатории, внутри которой образовался разлом в другой мир, силы его разом покинули. Сильно мешались пули в ранах, да к тому же и жрать захотелось, а в голове шумно и мутно. Через какое-то время плутания по лесу он наткнулся на автомобильную свалку, где очень кстати нарисовался ржавый школьный автобус. Решив героя больше из себя не корчить, Суини залез в него, устроился на полу да там и отключился.

В себя он пришёл уже под покровом вечерних сумерек следующего дня. Ему повезло (кто бы сомневался), на свалке никто не додумался его искать. Но, похоже, он снова опоздал: одежду по-прежнему негде взять и на нём по-прежнему только роба пациента да чёрный малой плащ. Тонкая ткань больничной одежды присохла к коже из-за обилия вытекшей крови, но, тем не менее, когда Суини поднялся на ноги, на землю ссыпалось несколько смятых осколков пуль: его тело вновь отлично справилось. В нём снова появилось достаточно энтузиазма, чтобы отправиться в путь подальше отсюда без должного облачения. Решил, что затарится в первом попавшемся городе, до которого доберётся к рассвету. Здесь же можно было помародёрствовать только по части еды, автоматы с колой и чипсами были достаточно хрупкими ребятами, чтобы Суини мог их вскрыть.
Один такой он встретил рядом с уже закрывшимся супермаркетом. Солнце село, от него на небе полыхало лишь алое марево. Лепрекон, даже не удосужившись воровато оглядеться по сторонам, схватился за край автомата и дёрнул на себя, срывая с громким треском переднюю панель вместе со стеклом и монетоприёмщиком. Аккуратно прислонил эту панель к торцовой части вмиг погасшей машины, да принялся набивать карманы всем, до чего был охоч его пустой желудок. Жаль, пива не было, но не ему сейчас строить из себя гурмана.
И когда он, похрумкивая картофельными чипсами, вышел на пустующую дорогу, позади себя он услышал тихий шумок. Не то шелест, не то стрёкот, не то сдавленное дыхание. Суини остановился, полы распахнутого пальто подхватил вечерний, не успевший остыть ветер, показывая края больничной одежды с запёкшимися на ней пятнами крови и дырками от пуль, и лепрекон крикнул в пустоту и неизвестность:
– Даже не вздумай звать копов, дружок. Я не хочу, чтобы у них были неприятности. И у тебя тоже.
Суини обернулся, окидывая взглядом обманчиво пустую улицу и снова, точно хомяк, захрустел чипсами.
– Хочешь верь, хочешь нет, но мне уже хватило на сегодня крови. Конфликтов мне не надо. Или выходи сюда, или отвяжись. Если продолжишь шпионить за мной, то я всё равно тебя найду и так любезен не буду.
Суини, сунув чипсы в один карман, достаёт из другого и открывает небольшую стеклянную бутылочку колы. В несколько глотков осушает это кроху, а потом, показательно высоко её подняв, с отвратительным хрустом и без секунды промедлений сжал кулак. На землю посыпались мелкие осколки.
– Доступно объяснил?

Отредактировано Mad Sweeney (2018-01-08 19:41:50)

+2

3

С заходом солнца, город менялся до неузнаваемости, но в пригороде это было не слишком заметно.
Майк крутил педали что было сил, петляя по широким пустынным улочкам и не пытаясь остаться незамеченным. Комендантский час, назначенный с недавних пор, пусть был и официальным, но выполнение его никем не отслеживалось.
Каждый дом теперь представлялся неприступной крепостью, в которой люди, в основном, чувствовали себя в безопасности. Разве что обычно по-соседски дружелюбно открытые двери запирались на ночь на все замки, а шторы плотно задергивались, создавая мнимое ощущение безопасности. Беда должна была обойти каждого, кто мало-мальски способен прятаться за имеющимися стенами.
Взрослые виделись Майку надменными глупцами, в эти дни даже чуть больше обычного. Пока они прятались сами и прятали в уютных гостиных своих детей, Уилл был где-то там – неизвестно где, но явно в месте, далеком от понятия безопасного.
В Хоукинсе что-то происходило, что-то, от чего люди прятались неосознанно, просто потому что не привыкли смотреть дальше своего носа. Вопросы копились, непонятные явления множились. Одиннадцать молчала, отчасти, как понимал Майк, потому что не знала, как и что рассказывать.
В центре город и вовсе выглядел так, словно находился в военной оккупации. Может, где-то можно было найти работающий бар или круглосуточный магазинчик при заправке, но на первый взгляд, единственным, что еще напоминало о существовании людей, были расставленные вдоль дороги фонари, каждый отбрасывал свой, безжизненный конус желтого света. Здесь, если не повезет, можно было оказаться замеченным случайным загулявшимся пьяницей или ребятами постарше, ищущими себе приключений – от тех и от других ничего хорошего ждать не приходилось.
Майк бросил велосипед за зданием Игровых автоматов. Построенное всего несколько месяцев назад, оно было хорошо ему знакомо, так, что вернуться сюда не составило бы труда. Хорошенько накрыв его найденным грязным брезентом, Майк натянул на голову капюшон, и опасливо озираясь по сторонам, побрел вдоль улицы.
Затея искать Уилла в городе была глупой, он понял это еще с аргументов друзей, отговаривающих его от этой безрассудной затеи всего час назад. Глупо или нет, а надо было с чего-то начинать. Оди не могла стать единственной загадкой на улицах Хоукинса. И потом, на месте Уилла он пытался бы добраться до знакомых мест. А исхоженный город был вторым ориентиром, после дома Байерсов и близлежащей лесополосы, за которой и так присматривали.
В конце концов, пару часов спустя, можно было со спокойной душой отправиться домой. Жаль только, что выкрикивать имя Уилла через каждый десяток метров было не безопасно, и от этой затеи пришлось сразу отказаться.
Полчаса спустя, Майк вообще чувствовал себя круглым идиотом, из-за того, что решился на эту глупую поездку. Он исходил несколько кварталов, заглядывая в витрины магазинчиков и десятицентовых парикмахерских, но самым подозрительным явлением за вечер рисковал стать он сам.
Усталость наваливалась сама собой, и тогда Майк решил сделать петлю к супермаркету – насколько он помнил, там еще держали пару автоматов с газировкой, а у него в кармане как раз звенела пара монеток. Домой придется возвращаться ни с чем, но, может быть, он вернется завтра, будет искать снова и столкнется наконец с чем-то…
- Необычным…
На своем коротком веку Майк повидал не так много необычного. В Хоукинсе было полным полно странных людей, много людей плохих и еще несколько отпетых негодяев. Тех, кто смог бы без особых, с виду, усилий и дополнительных приспособлений вскрыть автомат с едой, тут не водилось. Зрелище так его поразило, что ноги на мгновение просто парализовало. Понадобилась секунда, прежде чем инстинкт самосохранения преодолел шок и заставил в два коротких прыжка скрыться за углом супермаркета. К несчастью, именно этот закоулок, по-видимому, служил складом для мусора у местных работников.
Но заметил это Майк, только выждав с минуту, решив выглянуть из-за угла и хорошенько рассмотреть незнакомца. Нога задела один из пакетов, туго набитый чем-то стеклянным, по звону напоминающим простые пивные бутылки. Ему пришлось сразу же вернуться в укрытие, прижаться спиной к обшитой деревом стене и взмолиться, что незнакомец спишет услышанное на крысу или бродячую собаку. Молитвы не сработали.
«Какие копы, господи? В полицейском участке сейчас дай бог один спящий офицер и тот проснется, только если устроить перестрелку прямо в приемной».
Злость на безразличие взрослых накатила на Майка с новой силой. Нет, разбираться придется самому. По крайней мере, мужчина говорил разумно, предположительно, был трезв и совершенно честно признался, что не хочет драки. Если сказанное окажется ложью, оставалось полагаться на возможность убежать. Шанс был.
Майк глубоко вздохнул и вышел из укрытия, сделав два шага к незнакомцу. Затем, чуть подумав, преодолел еще пару метров, оказываясь под светом фонаря, догадываясь на ходу снять капюшон.
- Да… сэр, - он поднял ладони на уровень плеч, решив, что это будет достаточно безопасный жест, демонстрирующий полное нежелание вступать в любого рода конфликт.
Голову Майк на всякий случай опустил, хотя и не стал терять возможности разглядеть незнакомца исподлобья.
- Вы не местный, верно? – произнес он и тут же поджал губы, сам дивясь глупости своего вопроса.
«Что делать дальше? Представиться? Пожелать приятного вечера, развернуться и убежать прочь?»
В попытках найти ответ, Майк бросил многозначительный взгляд на сломанный автомат. Вблизи выломанная панель выглядела еще более зловеще. Теперь незнакомец почудился Майку одним из таинственных супергероев из любимых комиксов. Впрочем, лицо мужчины выглядело не слишком героически – впору было все же приписать его к злодеям. А значит, жди беды.
- Я никому не скажу, что вас видел… сэр, - Майк поморщился, не зная, необходима ли эта дурацкая вежливость здесь и сейчас.
Он, наконец, догадался опустить руки, пряча их в карманы куртки. По всему выходило, что при желании, незнакомец мог повторить трюк с автоматом и с ним самим, так что вежливость была меньшим из зол. Любопытство внутри разрасталось. Суперспособности – это ведь то самое необычное, что он искал этим вечером. И теперь от найденного нельзя было так просто отмахнуться.
- Вы что-то вроде сверхчеловека, да? – на пробу произнес он. – Ну, знаете, как в комиксах. Супермен, например. Я знаю девочку, у нее другая, но тоже необычная способность. Может, вы знакомы? Она говорит, ее зовут Одиннадцать.
Теперь оставалось ждать. Майк затаил дыхание, готовый броситься наутек в любой момент.

Отредактировано Mike Wheeler (2018-01-08 22:42:26)

+2

4

Суини почти умилённо улыбнулся. Навстречу ему вышел не вооружённый до зубов агент из лаборатории, хотя, признаться, кого-то с направленным на него дулом Суини и ожидал увидеть. Он был рад, что это обычный мальчик, который даже если и является словоохотливым (а так оно, похоже, и было), то ребёнку едва ли поверит кто-то, кроме его друзей-фантазёров. Детей никто и никогда не воспринимает всерьёз. И, Суини убеждён, что очень-очень зря.
– А ты наблюдательный. Я из Ирландии, – охотно отвечает лепрекон, разворачиваясь к мальчику, навскидку лет четырнадцати, корпусом и невольно демонстрируя больничную пациентскую робу из-под плаща и засохшие полосы крови, стёкшие к босым веснушчатым ногам.
Предполагает, что это мальчугана напугает. Но тот, судя по всему, не из робкого десятка, про таких обычно придумывают народные сказки. Суини беззлобно улыбается, немного заинтересованный, что за Эспен Аскеллад разгуливает по сумеречному, возможно, небезопасному городу. Лепрекону было невдомёк, что это вообще за город такой и каков его уклад, а потому построил у себя в голове привычную картину: днём вполне себе миленько, зато вечером вскрывается вся подноготная яркого и светлого мира с картинки.
– Пф, да брось, – Суини насмешливо махнул рукой на мальчишеские обещания, на пару шагов отступая от него, словно снова собираясь в путь.
– Наверняка приятелям своим расскажешь. А они, может, ещё кому-то. Дойдёт до учителей. Но знаешь, мне кажется, что даже если ты всему городу разболтаешь, то толку не будет никакого: тебе всё равно не поверят, приятель, – лепрекон ослепительно улыбается, не хватает только гротескно скорчить рожу и показать пацану язык. Удивительная лёгкость и весёлость взяли над ним верх от понимания, что он снова свободен, и тот прежний, юный Суини, что был отправлен на землю смертных много сотен лет назад, сейчас лёгкой тенью отражался во взгляде уже старого и обыкновенно ворчливого лепрекона.
– Сверхчеловек? О, это было бы правдой, если бы я был человеком, парень.
Отвечает он это через плечо и практически уже собрался отчаливать в ночь, но следующие слова паренька его остановили. Суини хмурится, пожёвывая внутреннюю сторону щеки в задумчивости, а затем оборачивается.
– Бритая голова? Татуировка на предплечье? – немного помрачнев, интересуется Суини.

***
– То, что вы заставляете этих детей делать… Это ведь не ваша заслуга, вы в курсе, сээээр? – он издевается над ними. Его кровь взяли на пробу, но вот незадача, она не имела соответствующего человеческой крови состава. Только тёмная жижа неизвестного происхождения, которую и кровью-то сложно назвать.
Всё тот же неизменный человек в отглаженном костюме внимательно наблюдает за процессом взятия анализов и Суини не дёргается только потому, что не хочет получить пулю в лоб: от неё особо неприятно приходить в себя.
– Что ты имеешь ввиду? – невозмутимо переспрашивает он, но ответить Суини не даёт лаборант.
– Сэр, у него нет эритроцитов, тромбоцитов… Там вообще непонятно что, я такого никогда раньше не видел! – мужчина на долю секунды скашивает глаза в сторону лаборанта, люди с автоматами, обступившие Суини со всех сторон, не отрываются от него ни на мгновение.
– О чём ты говоришь? – повторяет несколько иначе свой вопрос смертный. А Суини всё смеётся.
– Я серьёзно, почитайте легенду о Четырёх легендарных племенах. В ней вы, люди, так называемые Дети Миля, одерживаете победу в войне с богами и фоморами, с моим народом. Но как же им это удалось, если вы, человечки, их прямые потомки, со своими бум-палками, даже не в состоянии меня положить, а? Без особых сил, заложенных Матерью-природой, тут не обошлось, – Суини улыбается как голливудская звезда, темнота и отсутствие должной еды нисколько не отразились на его внешнем облике, в котором всё также сквозила надменность, характерная для людей, принадлежащих к голубокровным кастам.
Желваки на лице человека чуть напряглись: Суини понял, что начал ему надоедать и это только добавляло веселья.
– Что ты тако…
– Я лепрекон, сэр. Сын бога и демона-фомора. Ну, наконец-то, а я думал, вы не спросите, – усмехается он и, кажется, терпение допрашивающего на этом кончается. Резким кивком головы он приказывает воякам увести ополоумевшего подопытного.
***


– Меня хотели сделать Тринадцатым, но у них ни черта не вышло, – отвечает мальчику Суини, глядя на своё совершенно чистое от позорного клейма запястье. Девочке повезло меньше. Если к ней вообще применимо понятие везения.
– Так ей тоже удалось сбежать, да? Молодчина, – хихикает Суини, вытаскивая из-за своего уха золотую древнюю монету.
– Лови, сводишь её в кино как-нибудь, – лепрекон высоко подбрасывает монету в сторону паренька, чтобы у того было время заметить её блеск в воздухе и поймать.

Отредактировано Mad Sweeney (2018-01-10 14:19:48)

+2

5

Незнакомец вел себя доброжелательно, но Майк оставался настороже. Все в нем, от чрезмерно живого лица, до одежды, выбранной будто наспех, выглядело крайне подозрительно. Но не пугало. Майк смотрел, выявлял детали, и изо всех сил пытался не пялиться слишком откровенно.
Мужчина как будто не испытывал особых переживаний по поводу отсутствия ботинок или, к примеру, проглядывающей из-под одежды больничной робы, даже напротив, старался выставить это напоказ.
Инстинкт самосохранения молчал. Незнакомец решил избрать снисходительный тон и это несколько нервировало.
- Может вы и правы насчет города, сэр, но мои друзья уж точно мне бы поверили, - произнес Майк, надув щеки.
Было обидно, как легко мужчина раскусил полуправду. Наверняка, рано или поздно Майк расскажет о случившемся ребятам, но только если это не будет грозить опасностью ему или кому-то из его близких. Причин защищать самого незнакомца у него пока не было. Но отчего-то очень хотелось, чтобы они появились.
- Ого. Не человек? – Майк удивленно раскрыл рот.
Вот теперь не пялиться уже просто не получалось, но мужчина и тут едва ли смутился. Майк принялся мысленно перебирать варианты. Какой-нибудь подопытной местной лаборатории? Мутант от рождения? А может, пришелец? Кто знает, еще летом ходили слухи, что рыбаки видели над озером НЛО, правда тогда все спихнули на пьяные бредни, но Майк-то готов был поверить во все что угодно. Потому что, ну, во-первых, за последние дни произошло слишком много странных вещей, чтобы отрицать их существование. А во-вторых, достаточно было просто как следует рассмотреть незнакомца.
- Бритая голова? Татуировка на предплечье? – незнакомец как будто стал серьезнее – у Майка плохо выходило угадывать эмоции.
- Да, точно, вот тут! – парень поднял запястье, оттягивая рукав куртки.
Значит, номер Тринадцать. Мог ли он думать, что эксперименты в лаборатории проводят не только над детьми? Это не приходило ему в голову, да и Одиннадцать не рассказывала. Хотя внешность мужчины скорее играла в пользу теории Лукаса и Дастина о том, что девочка – беглянка из клиники для душевнобольных. Незнакомец Майку нравился, но отрицать то, что видишь своими глазами, было трудно.
Раздался тихий металлический звон и Майк уцепился взглядом за монетку в воздухе. Поймать ее удалось без особых усилий, но это была скорее заслуга незнакомца, выбравшего точную траекторию и время.
- О, - Майк ощутил, как, несмотря на прохладу ночного воздуха, у него краснеют кончики ушей. – Спасибо. Как-нибудь, обязательно.
Сказанное смущало. Он знал Одиннадцать совсем недолго, но пока она была самой интересной из всех девчонок, что встречались ему за его короткую жизнь. Пусть она тоже вела себя как инопланетянка и имела, как догадывался Майк, кучу тайн, зато за столь короткий срок научилась ему доверять, и помогала тоже бескорыстно. А еще, смотрела на него так, как другие девочки никогда не посмотрят – в такие моменты Майк тоже чувствовал себя супергероем. Жалел только о том, что пока не знает, как ей помочь, более того, вынужден использовать ее способности для поиска лучшего друга. Рано было говорить о походе в кино, но да. Майку определенно этого хотелось.
- Это что, золото? – произнес Майк негромко, выставляя монету на свет на раскрытой ладони.
Отказываться было бы невежливо. Но блестящая и старинная на вид монета выглядела как настоящее сокровище. Разглядывая загадочный артефакт, Майк едва не упустил подходящий момент для продолжения разговора. А ведь незнакомец мог уйти от беседы куда быстрее, чем этого хотел бы Майк. Этого допускать было нельзя, у него скопилось слишком много вопросов.
- Послушайте, а вы не могли бы рассказать мне больше о лаборатории? – Майк поднял на незнакомца осторожный взгляд. Логично предположить, что о неприятной теме тот говорить не захочет, поэтому нужно было усилить напор.
- Дело в том, что недавно пропал мой друг, - осторожно произнес он и опустил взгляд в асфальт.
Была слабая надежда, что сговорчивый мужчина проникнется трагедией Майка. Интуиция последнего с момента встречи с Одиннадцать просто вопила о том, что пропажа Уилла как-то связана с тем жутким местом, о котором рассказывала девочка. Только вот беседы не были ее сильной стороной.
- А еще моя подруга. Она ничего не рассказывает, кроме того, что могут прийти «плохие люди». И я не знаю, как это понимать.
Он переложил увесистую монету в другую ладонь, все еще испытывая слабую неловкость от подарка, от которого буквально веяло волшебством. Убирать его в карман не хотелось. Майк сделал два больших шага навстречу к мужчине, мысленно пугаясь разницы в росте.
- Меня зовут Майк, кстати, - он протянул ладонь для приветствия. – Майк Уилер. А вас?
Порядкового номера у мужчины не было, но зато он был взрослым и куда более разговорчивым, чем его новая подруга. А значит, должно было быть имя.
- Вы тоже сбежали из лаборатории, да? – произнес Майк, понимая, что уже почти переступает опасную черту. Не каждый беглец хотел бы рассказывать такие подробности.

+1

6

Суини, глядя на то, как мальчик демонстрирует место, где должна быть татуировка у его подруги по несчастью, лишь качает головой. Ужасное место, ужасные времена. Когда правил он, то дети возводились в ранг святых, они были продолжателями рода, они были и теми, кто должен прославлять своих родителей. Когда правил Суибне Монган, не было понятия фамилий, зато было чёткое знание всего своего рода и имени своего отца в качестве своего собственного второго имени. Детей любили, родителей почитали. Почему же с приходом Христа появились такие уроды, как компрачикосы? Почему священники насиловали детей, почему учёные проводят сейчас над ними опыты, начисто лишая детства?
Ответа у лепрекона на эти вопросы не было. Он лишь кивает мальчику:
– Ты знаешь, как её зовут? По-настоящему.
Спрашивает Суини и вопросительно вскидывает брови.
– Имя – это очень важно. В нём заключается сила, особенно среди таких, как я, – горько усмехается Суини, чувствуя странную тяжесть на душе.
Пацан, как и рассчитывал лепрекон, ловко поймал монету. На заданный вопрос лишь весело улыбнулся и подмигнул:
– Да, настоящее, почти без примесей. Из казны Страны Вечной Юности, поверь мне, она бесценна. Сдашь её один раз в ломбард, а она снова к тебе вернётся. Это древняя магия, – хихикает Суини, прекрасно понимая, что может выглядеть в глазах парнишки начисто лишённым ума, но и прозвище «Безумный» Суини тоже не за красивые глаза получил.
А потом мальчишка начал спрашивать о лаборатории. Лепрекон нехотя качал головой, ясно давал понять, что для него эта тема больная, но по-настоящему сопротивляться всем вопросам со стороны смертного ребёнка не мог. Суини взглянул на парнишку, задумчиво и долго, точно обдумывал что-то предельно важное, а затем тяжело вздохнул, подготавливая себя к краткому монологу.
– Слушай, ребята из этой лаборатории зашли слишком далеко. Сунулись туда, куда не следует. То, что они натворили – это, как бы сказать, не в их юрисдикции или как там её… – Суини задумчиво чешет затылок.
– Подруга твоя – особенная. Она – это часть последних крупиц величия Старого мира. Но этим сраным учёным на это плевать, им подавай результат в этой долбанной гонке вооружений с Россией! – лепрекон раздосадовано всплеснул руками и запустил обе своих пятерни в рыжие торчащие лохмы.
Едва он услышал про исчезновение друга этого мальчика, как вдруг замер. Он пристально вперился взглядом в парнишку, а затем брови Суини сложились домиком, выражая некоторое сожаление. Он прекрасно знает, с какими целями отпрысков Детей Миля забирают существа из других миров: те, что поразумнее, воспитывали в них воинов, а безмозглые хищники, обычно, крали и сжирали самых слабых.
– Прости, я понимаю, тебе это будет не очень приятно слышать… Но знаешь, смертные, то есть, люди, обычно, оттуда не возвращаются, – чуть понизив голос, пояснил Суини и виновато развёл руками. Ничего не поделаешь, его друг не первый и, наверняка не последний.
– Моё имя? Хм… – Суини задумчиво почесал бороду, прикидывая, стоит ли сообщать парню, назвавшемуся Майком, своё настоящее имя. Долго не думал, через пару секунд пришёл к выводу, что хуже уж не станет, а потому молвил:
– Меня звали Суибне Монган МакМананнан. Но ты можешь звать меня просто Безумный Суини, – лепрекон отвешивает Майку шутовской поклон и беспечно суёт руки в карманы.
– Сбежал не то слово… Удачное стечение обстоятельств, – ухмыляется он, – как и обычно.
Он сверкает белозубой улыбкой. В лаборатории с него долго выпытывали правду, подвергая смешным пыткам и давящим допросам, ожидая услышать от Суини что-то из разряда «Я русский шпион Николай Евграфович Соколов, я прилетел сюда, чтобы уничтожить вашу страну и передать ваши выжженные земли моему великому Советскому Союзу».
Какая глупость. Разве же он похож на русского?

+1


Вы здесь » crossover » Нагорье Арати » Saints & Sinners


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC