crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossover » Нагорье Арати » killer 101


killer 101

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


KILLER 101
« velvet acid christ - serial killer 101 »
на город опустилось нечто
и в наступившей тишине
закрой глаза сказала мама
пойди и всем закрой глаза


http://sg.uploads.ru/fKJoR.jpg
will, walter

она из моих ладоней больше не пьёт, подозрительно губы кривит.
иногда кричит - "что ты туда подмешал? почему от неё болит?"
шесть, семь или восемь лет прошло? мама, должно быть твои глаза украл вор
чтобы ты не увидела, не узнала, что твой дорогой сын - убийца?

+1

2

На письма Уолтера густо намазано время,он клеил на стену, одно за другим - ждал, понимаешь, ответа. Но ответа не было. Время ползло, согбенная и медленная улитка-стрелка в часах, которые одичали за срок отсутствия людей. Кто-то из визитёров Молчаливого Холма пытался часы подкормить, чтобы они шли быстрее, но время, проигнорировав протянутую ладонь, сожрало человека. Снова остался один город - камень на шею, повис на сплетеньи дорог, как агат моховой – многослойный, туманный и серый, и квартира осталась, как раковина со своей жемчужиной, погружённой в сияние своё, в сон. Скворчание Ада баюкает её многие столетия, она спит в его мясистой ладони.
Кто-то искал правду и близких, а кто-то - покоя. Они все стали начинкой каменного пирога-города, который на вкус- как проткнуть себя шилом. И терпкое имя узнаешь из тысячи ты

Сайлент Хилл.

А терпкое - потому что от одних воспоминаний о нём, сердце струится вином и раскрывается исповедью, умирая от собственной смелости, Уолтер зовёт к себе любого из палачей, чтобы ещё раз спросить: разве я сделал что-то неправильное до того, как я родился? что я сделал?

я не понимаю, почему мама никогда не обнимает меня? разве она не любит меня?

Мужчина может с ними говорить бесконечно, но всё сказанное или задуманное им, всё сольётся с молчаньем. Мать обернулась стеной, а стена отвернулась, и всё трясётся волнами, ползёт звуком боль по коже, царапает на костях, и Уолтер лежит, растворяясь в холодный пол. грязь становится красной.
в соседней комнате качается лампа, словно сокровище в тёмном лесу:

твоё тело уже мертво

Голос Валтиэля вырывает у боли жало, не делая её менее невыносимой, но не давая ей больше накачивать сердце Уолтера ядом.

ты мёртв, но войдёшь
тебе разрешили

что я сделал? в чертах материнского чрева никак не проступает жизнь, только очередной монстр, напоминающий мне о моих прошлых неприятностях. О моём одиночестве, о том, как тошнило меня от мира, который крутился, как карусель, у которого отказали тормоза, который был головной болью, могилой на время; подушка слушала мои проклятья и впитывала мои слёзы.
у монстра есть имя.

Генри.

Имя есть, а монстра больше нет. Приемник Мудрости хотел жить, но принимал все слова Уолтера Салливана за чистый яд. Вовнутрь принимал. Все убеждения, что неизбежное надо просто "встретить и потерпеть", не возымели должного эффекта. Наоборот, Таунсенд ударился в панику. В отличии от Уолтера, который жил, так и не воспроизведя в сознании облика Матери (он был неважен, он был принял её любой), Генри шатался по коридорам, бормоча о монстрах, крюках, опухоли на стенах. И его не волновало, что возможно, в изуродованном, травмированном болью, завистью и ревностью сознании Уолтера, между почкой, в которой набухает тёплый свет и опухолью, брызжущей кровью, был некий знак равенства. И они были, по сути, одним и тем же.

Но он не зря назывался Приемником Мудрости. Каждая клеточка разлинованного под кроссворд мозга занята ассоциациями. Смерть - это больно, грязно, и странно. Тело, зловоние, МНЕ ЕЩЁ РАНО. Невыношенные, потерянные мечты.
продолжай
смерть - это страшно.
- А жизнь?
Ни одного комплимента своей жизни Генри придумать не может. Какая жалость.
Зато как сильно он ненавидел смерть. За что? Неизвестно. Она была проводником Уолтера, она привела его к той двери, за которой... Неизвестно что за которой, но маньяк предпочитает притворяться, что там всё, что он потерял и пропустил в своей жизни.
Что там Та, которая будет его любить. Которой он будет нужен. Которая не отпустит его просто так, в забытье.
И всё что смерть попросила взамен - двадцать одно чудесное сердце, чтобы сделать из них бокалы на костяной ножке и налить туда вино.
И поднять тост, за Сайлент Хилл.

- Видишь, там у дверей ошивается уважаемый некто? Приведи его сюда, ко мне. Нет, просто поговорим.

Белобрысый мальчонка вертится на пятке, смотрит
сурово. "Нет, уверь меня, что с ним всё будет в порядке".

Как вовремя они помирились. Заброшенный отель Эшфилда прохожие обычно обходили огромным крюком, стараясь долго не задерживаться на нём взглядом, не смотреть в его разбитые окна. Кто в него заходил, тот редко выходил живым. Ненадёжные лестницы сбрасывали людей вниз, неимущие совести тени разрывали упавших на части.

Никто бы в здравом уме, по своей воле, не сунулся в этот заброшенный чертог зла, но полные слёз глаза маленького мальчика....
И если ты в ребёнке, размазывающем по лицу свои слёзы, видишь всего лишь размазывающего по лицу слёзы ребёнка, то ты сам виноват, что повёлся. Дурак.

- Пожалуйста.
Он появляется из ниоткуда. Дёргает Грэма за штанину, тыкает худосочной рукой в сторону страшной высотки, повторяет.
- Пожалуйста. Я гулял там с собакой, а она вырвала поводок и убежала. Я звал её, но... Благослови вас Бог, пожалуйста! У вас доброе сердце, я вижу!

+1


Вы здесь » crossover » Нагорье Арати » killer 101


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC